Инвесторам и акционерам

social-twitter

Глава «Ростелекома» информировал Президента страны об итогах работы компании за 2015 год

Версия для печати

В.Путин: Чем порадуете, Сергей Борисович?

С.Калугин: Весь наш коллектив сейчас сосредоточен на решении трёх основных задач. Мы наращиваем свои рыночные позиции, техническую инфраструктуру, повышаем эффективность, производительность труда прежде всего, создаём основы для того, чтобы развивать предприятия в новых сегментах.

Результаты 2015 года у нас вполне позитивные. По основным услугам мы по‑прежнему номер один, поэтому наша рыночная доля понемногу растёт.

В.Путин: Сколько она сейчас?

С.Калугин: На уровне телефонии мы имеем 69 процентов, на рынке доступа в интернет – 37, на рынке платного телевидения – 27 процентов. Причём наши конкуренты отстают от нас примерно в два-три раза. И, что очень важно, у нас не просто интернет хороший – он быстрый и недорогой.

Наша компания реализует целый ряд проектов в интересах прежде всего государства. Последний наш значимый проект: мы построили оптическое волокно между Сахалином и Магаданом – 900 километров под водой. Технологически был очень сложный проект. В общем и целом мы с этой задачей справились. На следующий год будем строить оптику между Сахалином и Петропавловском-Камчатским, потом чуть дальше уже пойдём в сторону Курильских островов. Таким образом жители Дальнего Востока получат интернет на уровне лучших мировых стандартов. Скорости высокие, а цена небольшая.

В.Путин: Какие темпы строительства будут?

С.Калугин: Думаю, что в следующем году мы точно до Камчатки дойдём. А что касается Курильских островов, то проектные работы уже начаты, поэтому надеемся, что через пару лет мы эту проблему тоже решим, если стрессов никаких не будет.

По Вашему поручению мы решаем задачу устранения цифрового неравенства, строим оптическое волокно до небольших населённых пунктов. Должны были построить за пять лет 200 тысяч километров, сейчас уже построили 20, то есть план текущего года выполнили на 144 процента. Таким образом, жители небольших городов имеют возможность пользоваться услугами интернета и телевидения так же, как и жители мегаполисов. Важнейший проект.

В.Путин: Тех городов, куда это волокно дошло.

С.Калугин: Да, но, несмотря на то, что финансирование от Минфина пока не очень систематично, мы всё равно перевыполняем план, включаем собственные ресурсы.

По Вашему поручению мы строим систему, которая позволяет государственные данные хранить в специальных защищённых ЦОДах, первый большой ЦОД вместе с «Росэнергоатомом» мы заложили. Это будет, наверное, крупнейший ЦОД в Европе. На первый этап это 4,8 тысяч стоек (вообще до 8). Причём что хорошо, сейчас много говорят о том, что принят закон о персональных данных, но мы будем давать такие экономические условия, чтобы хранить данные в России было выгодно.

В.Путин: Очень важная стройка.

С.Калугин: Современные технологии позволяют не просто строить ЦОДы, но и, используя достаточно простые процессоры, с одной стороны, а с другой – российский софт, делать так, чтобы эта система была устойчива к внешним воздействиям. Поэтому потихонечку мы эту задачу решаем.

В этом году мы по‑прежнему развивали «Электронное правительство», и отрадный факт, что аудитория выросла на 63 процента. То есть жители понимают, что это удобно, комфортно, пользуются. Соответственно качество государственных услуг, с одной стороны, растёт, с другой стороны – это гораздо менее обременительно, чем раньше: никуда ходить не надо.

И в этом году мы учавствовали в проекте видеонаблюдения на едином государственном экзамене: 60 тысяч [одновременных просмотров] аудитории подключили. Мне кажется, Министерство образования довольно, потому что все экзамены были под контролем.

Мы реализуем ещё один большой государственный проект, связан он с «Безопасным городом», причём туда сейчас вкладываются как бюджетные, так и собственные средства. То есть мы помогаем регионам решить эту проблему быстрее за счёт того, что мы инвестируем вместе с ними. Потихонечку тоже движется.

Важнейшая история, которой мы начали заниматься два года назад, когда проанализировали качество нашей сети и поняли, что достаточно много иностранного оборудования, – мы стали заниматься тем, что называется импортозамещением. Сейчас у нас доля российского оборудования в закупках уже 30 процентов. Причём, что очень важно, основные элементы сети мы сейчас стараемся закупать в российских компаниях, то есть инфраструктура становится на порядок более устойчивой.

Буквально пару слов о том, как мы выполняем решение совета директоров, который несколько лет назад принял нашу стратегию – техническое лидерство. Мы прошли 30 миллионов домохозяйств оптическим волокном, то есть практически по оптике подключили 60 процентов всех жилых зданий в России, а также занимаемся операционной эффективностью и клиентским сервисом.

Огромная работа связана с повышением качества клиентского обслуживания. Для нас, как для компании с большим государственным участием, до недавнего времени это был бич. Теперь мы свои показатели увеличили радикально и работаем на уровне лучших рыночных стандартов.

Много внимания мы уделяем повышению эффективности, потому что Правительство, Администрация Президента перед нами ставят такую задачу. Но мы и сами этим занимаемся с большим удовольствием, и как этап, как результат очень рад доложить, что, например, базовая история, связанная со строительством одного домохозяйства (это для наших компаний технически очень важно), – у нас себестоимость снизилась за три года с 7,5 до 2,5 тысячи рублей. За счёт конкуренции в закупках, за счёт того, что мы стараемся все тендеры более эффективно и продуктивно проводить. Работаем мы с персоналом, выручка у нас растёт, при этом зарплата потихонечку растёт.

И, что очень важно, мы в компании запустили жилищную программу. То есть мы людям даём субсидии на жилищное строительство.

В.Путин: В среднем зарплата где‑то около 40 тысяч?

С.Калугин: У нас сейчас 39 тысяч. Мы зарплату повышаем, причём повышаем не топ-менеджерам, которые в целом и так неплохо живут, а повышаем в основном тем людям, которые работают в наших линейных подразделениях. И как результат у нас в прошлом году текучесть практически пропала. То есть от нас не уходят – мы просто выгоняем тех, кто плохо работает.

Потихонечку мы трансформируемся в провайдера цифровых услуг. Большая часть наших доходов уже в цифровой части лежит. И на основе тех преимуществ, которые уже были, ищем для себя новые сегменты для развития.

Что мы для себя видим? Мы хотим прежде всего уйти в услуги геоданных, в «облака». Для этого покупаем и входим в разные партнёрства. Последняя наша покупка, это покупка компании «Айкумен». Это компания, которая создана российским лидером в области искусственного интеллекта, она позволяет нам очень хорошо контролировать ситуацию в интернете, в закрытых сетях. Её используют в основном банки и спецпользователи.

На этом слайде я не хотел бы долго останавливаться, хочу просто сказать, что мы сеть свою системно перестраиваем, делаем так, чтобы она была виртуальная и максимально простая. Поэтому надеемся, что за несколько лет свои издержки на сеть (это основа нашей компании) процентов на 30 сократим.

И последнее, о чём, может быть, хотелось сказать, – о том, что помимо традиционных таких сегментов, которые мы видим, мы очень активно движемся в сторону промышленного или индустриального интернета, то, что называется «интернет вещей». Вообще, важно такие технологические преимущества создавать, которые долго будут работать. Сейчас это самый быстрорастущий сегмент, причём он даёт эффект как на рост производительности труда, так и на снижение энергопотребления, и, что очень важно, мировой рынок через несколько лет будет несколько триллионов долларов. Если нам какую‑то позицию там удастся занять, неплохо заработаем. Это то, что называется «интернет вещей».

И последний слайд. Есть целеполагание, которое нам совет директоров поставил, мы в принципе в него вписываемся: каждый год на несколько процентов по выручке растём, прибыль на 3 процента повышаем, – и, самое главное, стараемся тратить меньше денег для того, чтобы свою производственную деятельность поддерживать. Поэтому будем государству платить больше дивидендов как нашему основному акционеру.

В.Путин: Сколько больше?

С.Калугин: Мы должны за три года заплатить дивидендов 45 миллиардов рублей. Это значит, что государство 68 процентов от этого получит.

<…>

Источник: www.kremlin.ru